Главное меню

Детский сад, все о нем

Балованные дети? PDF Печать E-mail
Автор: Ирина Белышева   
06.03.2010 18:23

Очень трудно решиться сказать нечто, идущее наперекор общему мнению. Все родители жалуются, что с детьми нет сладу: дети, считается, все вдруг стали избалованными, изнеженными, и даже мальчикам грозит опасность «феминизации», явно ощущается недостаток в «мужском» воспитании. И в это время во всеуслышание заявить, что детей надо баловать? Да за это могут побить!

 

И всё же...

Детей баловать необходимо!

По словарю Ушакова «баловаться — шалить, резвиться, играть, забавляясь и проказничая». Вот это самое — «играть, забавляясь и проказничая» — и должны делать дети в первые 5–6 лет своей жизни, если мы хотим, чтобы они выросли спокойными, уверенными в себе и волевыми людьми.

Прислушаемся к народной речи.

 У, баловень! — с ласковой интонацией.

 Внучка моя, шалунья, баловница! — с нежностью.

 Да что он за непоседа! — с восхищением.

Старуха в псковской деревне жалуется на невестку:

— Недобрая она, детей своих никогда не приласкает, не побалует... Детей баловать надо!

В крестьянской семье — по крайней мере на Псковщине, где автор специально изучал эту маленькую проблему, — ребёнок до пяти лет невыносимое существо. С ним нет никакого сладу: он носится по дому, он может дерзко ответить матери и яростно отбивается, если она попробует его шлепнуть. Он проказничает на каждом шагу — и всё ему прощается. Больше того, каждая проказа вызывает восхищение родителей. Проказничает — значит, смышлён, энергичен, счастлив. Когда мать жалуется соседке на то, что сынишка её бедокурит, она лишь по форме жалуется, а по существу — хвалится. Непослушный, балованный ребёнок кажется более естественным, нормальным...

Казалось бы, что из такого воспитания выйдет? Если в пять лет с ребёнком не управиться, то кое-кому угодна такая «логика»: в десять он станет хулиганом, в пятнадцать — бандитом.

Но у педагогики своя логика — педагогическая. На практике выходит вот что: в не многих местах встретишь таких трудолюбивых, исполнительных и скромных в обращении с взрослыми подростков, как на Псковщине. (Достаточно сказать, что уже к десяти-одиннадцати годам ребятишки летом начинают работать в колхозе, зарабатывать трудодни.)

Да и в городской, московской жизни я могу насчитать по крайней мере пять детей знакомых, которые, когда их приводили в гости малышами, были просто бедствием для дома (едва спасли от него чашки на столе, он пытался стянуть скатерть на пол; глядь, он уже отвинчивает ручки телевизора); сейчас эти дети стали подростками — и какие славные ребята!

Балованный ребёнок — послушный подросток. Педагогическая логика может выглядеть и так.

Тут надо уточнить: что значит «балованный»? Чем балованный? Вниманием, прежде всего — вниманием родителей.

Предоставленный самому себе мальчонка, лишь изредка врывающийся в дом из какого-то своего дворового мира, — это не балованный ребёнок. Наоборот, его все гонят, шпыняют и ждут одного: поскорее бы он схватил кусок и убрался с глаз долой. Балованный тот, кому дома очень хорошо, кого все любят. Оттого он и чувствует себя абсолютно уверенным в этом мире, считает, что ему всё можно, и ни от кого не ждёт зла. Он доверчив, весел и бесхитростен: ему нечего хитрить, он и так получает всё, что хочет. Балованные дети редко вырастают жадными людьми.

От этой любви взрослых, от этой незамутнённости существования и собираются нравственные силы будущего взрослого человека. Чтобы прожить даже самую обыкновенную жизнь, нужно очень много мужества. Откуда его взять, если не запастись им в детстве? Балованные дети — счастливые дети, а счастливые дети — счастливые взрослые.

Счастливый, ухоженный, «закормленный» ребёнок вовсе не становится эгоистом, как иногда думают. Если ребёнку «всё позволено», если у него радостные отношения с миром, то первое чувство жалости он испытает не по отношению к себе, а по отношению к другим. Ребёнок небалованный, воспитанный в строгих правилах, окружённый всевозможными «нельзя!» и «не смей!», с первых лет жизни знакомый с наказаниями, — такой ребёнок жалеет прежде всего себя, сосредоточивается на своих бедах и неприятностях, на себе. У него гораздо больше шансов стать эгоистом.

Балованный ребёнок — вовсе не значит «капризный ребёнок». Наивный детский каприз — отражение изощрённой капризности взрослых. То все играли и тешили малыша, а то вдруг отец нахмурился: «9 часов, пора спать!» Хочешь не хочешь, плачешь не плачешь, а надо спать! Почему? Кто такой этот «режим», из-за которого все нервничают и сердятся? Малышу это непонятно, для него всё это как раз и выглядит непонятным капризом взрослых, с которым можно бороться только тем же средством: капризничать.

Во всех книгах для родителей воспевается строгий режим. Действительно, по режиму жить легче, но кому? Родителям. И кто исследовал, как растут дети, воспитанные в строгом режиме, и как — без него? Не окажется ли при более внимательном рассмотрении, что режим — изобретение не только полезное, но и в чём-то вредное, угнетающее детскую психику? Воспитанному в вольности ребёнку труднее будет привыкнуть к школьным порядкам, он доставит больше хлопот учителям. Но кто сказал, что идеал воспитания — бесхлопотное воспитание? И не из этих ли непослушных вырастают самые энергичные и полезные обществу люди? Балованные, никого не боявшиеся в детстве ребята быстрее достигают моральной независимости, которую психологи считают одним из самых важных качеств личности.

Мы так боимся будущего непослушания детей, что приучаем их обуздывать свои желания чуть ли не с первых шагов жизни, ещё до того, как ребёнок научится эти свои желания ощущать и выражать. Может быть, оттого подчас вырастают дети с очень бедным репертуаром желаний: им всё заранее кажется недоступным, невозможным. Так зарождаются безволие, равнодушие к жизни. Мы жадно читаем брошюры о том, как укрепить волю ребёнка, но в то самое время, когда воля закладывается, когда она ещё слабенький росточек, мы торопимся вырвать эти ростки как сорную траву ради красивого цветка под названием «послушный ребёнок». Проходят годы, цветок послушания неминуемо увядает, но безволие остается.

Если ребёнок не научится добиваться своего от родителей, где и когда научится он потом добиваться чего-нибудь от кого-нибудь? Если в каждом столкновении с родителями победа остаётся за отцом или матерью — так ли уж выгодно это? Безжалостно, пользуясь преимуществами возраста и силы, мы отнимаем у ребёнка самое сладкое чувство — чувство победы. Всякая мать отдаёт ребёнку лучший кусочек пищи. Но победу в столкновениях, этот лакомый кусочек радости, она стремится захватить себе. А может, в воспитательных целях иногда полезнее уступать нашим детям? Из каждого столкновения малыш выходит побежденным — когда же он научится побеждать?

Доверчивость, любовь, доброта — основания, на которых сами собой выстраиваются и более сложные чувства. Воспитывайте ребёнка добром — и он будет ненавидеть зло, когда реально встретится с ним. У него будут силы для ненависти и полная непривычность к злу. Воспитывайте ребёнка в ненависти — и вы ничего, кроме ненависти, не воспитаете. Между прочим, только балованный ребёнок умеет давать сдачи обидчику, и притом в открытую, а не исподтишка. Балованные дети вырастают более смелыми, ибо просто не знают страха — им нечего было бояться в детстве.

Растить ребёнка, балуя его, трудно. Балованный требует глаз да глаз. Но чем легче ребёнку в детстве, тем легче будет ему и в жизни, потому что лучше, свободнее разовьются его жизненные силы. И чем труднее родителям, пока их ребёнок мал, чем больше вытерпят они его шалостей, тем легче им будет позже, потому что ребёнок вырастает самостоятельным. Когда балованные дети становятся взрослыми, они большего хотят — но и большего добиваются в жизни.

Старинная мудрость: «До пяти лет ребёнок царь, до пятнадцати — слуга, после пятнадцати — друг». Если родители балуют ребёнка в раннем детстве, они смогут строго обращаться с ним в подростковом возрасте, когда ему действительно нужны твёрдое руководство и дисциплина. Балованного в детстве ребёнка в 11–13 лет можно держать очень строго, не боясь сломить его волю. А ведь часто получается наоборот: в детстве ребёнка школят, стремятся к абсолютному послушанию, а позже, когда такое послушание необходимо, его уже не могут добиться: и родители устали в этой многолетней борьбе, и дети слишком торопятся выйти из-под надоевшей им (с младенческих лет!) деспотической власти родителей.

К сожалению, не все родители имеют возможность баловать детей. Но всё-таки к этому надо стремиться, проявляя терпение и надеясь на природу. Терпение — вот чего так часто не хватает взрослым.

Один детский доктор, которому молодая мамаша пожаловалась, что у её ребёнка долго не прорезываются зубы, спросил её:

 А много ли вы видели людей, у которых не выросли бы зубы?

Нам всё время кажется, что у наших детей не прорежутся зубы, что они не научатся говорить, потом — читать... Ах, если бы можно было сразу получать готовых взрослых людей, этаких умных и разумных старичков — как легко было бы с ними родителям! И как скучно...

Дети должны пройти, пережить время баловства, неразумности, непослушания — это необходимая стадия развития. Ни в чём нельзя торопиться, даже в стремлении привить им правила морали и дисциплины. Всему своё время, вырастут зубы! Мы встревожены инфантилизмом подростков и юношей — но обжёгшись на молоке, стоит ли дуть на воду? Преждевременное развитие детей, сокращение времени их безграничного царства так же тревожно, как и запоздалое нравственное развитие подростков. А может, эти два явления взаимосвязаны? Природа берёт своё, природа не может развиваться быстрее оттого лишь, что человеку вздумалось изобрести телевизор и посадить ребёнка перед стеклянной трубкой с картинками.

Скажут, растут же дети в яслях и детских садах, а там у них нет возможности баловаться.

Да, там, где больше двух-трёх маленьких детей, баловство опасно: дети, возбуждая друг друга, становятся совершенно неуправляемыми. Оттого в детских учреждениях приходится поддерживать строгую дисциплину, хотя строгости её подчас переходят границы разумного и необходимого.

Пожалуй, было бы правильнее считать хорошим не тот детский сад, где дети послушны и организованны, а как раз тот, где дети шумят и балуются — и при этом всё-таки сохраняется какой-то минимум порядка, необходимого для безопасности ребят. Только минимум!

Впрочем, перед детьми вопрос, можно ли им баловаться, не стоит. Они балуются, не спрашивая нашего разрешения, и потому вырастают здоровыми людьми!


Автор: Симон Львович Соловейчик
(1930–1996) — российский публицист, педагог и философ.

Соловейчик инициировал новое научно-практическое педагогическое движение — педагогику сотрудничества, в рамках которой воспитание рассматривалось не как воздействие на ребенка, а как диалог педагога и ученика. Соловейчик основал и возглавил газету «Первое сентября», осуществляя на ее страницах пропаганду гуманистических педагогических идей.
http://ps.1september.ru

Обновлено 06.03.2010 18:23